2008, костер

"Товарищ Сталин, произошла чудовищная ошибка!"

На самом деле, как мы помним, Сталин все знал и сам это все организовал. На это у него были свои причины, о которых историки спорят до сих пор.
Аналогичная ситуация с организацией медпомощи во время пандемии коронавирусной инфекции в некоторых странах, где нам посчастливилось жить.
Вал пациентов, перегруз медицинских учреждений, нехватка кислородных точек, нехватка мест в отделениях реанимации и интенсивной терапии -- более-менее понятно, почему так случилось полтора года назад, с началом первой волны ковида. Но почему так получается сейчас, в 4-ю волну?
Это я обсуждаю на "Свабодзе".
https://youtu.be/vSayEW27WT0
Что я не сказал, что я недостаточно акцентировал и что мне пришло в голову позже?
Конечно, очевидно, что "партия и правительство" НЕ бросили все ресурсы на борьбу с пандемией. Борьба с пандемией для власти (исполнительной и законодательной) НЕ стала каким-то вызовом, который требует привлечения дополнительных и экстраординарных сил и средств.
Удивительна тотальная безответственность, если называть вещи своими именами, безответственность сверху донизу, до главных врачей, которые вообще не отвечают за оказание медицинской помощи!
Когда практических врачей оставляют один на один с проблемой нехватки мест в стационаре, с проблемой нехватки кислородных точек, с проблемой мест в отделении реанимации...
А вот представьте: вдруг по дежурству отделение реанимации сработало удивительно хорошо, в результате НЕ освободились места в отделении, реанимационные пациенты продолжают жить и бороться с болезнью -- и куда привезут и положат следующих пациентов следующих суток, когда инфекция сейчас распространяется по нарастающей?!
Где вся эта хваленая вертикаль власти, если все решения касательно распределения сил и средств свалена на самый низ и ни один организатор здравоохранения этим НЕ озабочен?!
Повторю слова, сказанные в интервью: "слабо, неосновательно и несерьезно"...
2008, костер

Где-то здесь Беларусь

Мировой мировоззренческий конфликт налицо.
Демократии против диктатур, авторитарных ли, тоталитарных.
Путин удерживает Башара Асада в Сирии, Европа поддержала Украину...
Где и как проходят линии конфликта (а где и линия фронта) -- разобраться непросто.
Знаковые фигуры (Саакашвили) кое-что проясняют, но это не точно...
Все это мне очень напоминает "религиозный" раздрай в Европе в 16-17 веках: одна за одной религиозные войны, накладывающиеся на войны династические и имперские. Династические конфликты взбаламучивали многие массы, которые потом примыкали к одним и другим.
Мы одновременно живем в инерции решений Ялтинско-Потсдамской конференций (1945), Венского конгресса (1815) и Вестфальского мира (1648).
История не заканчивается. Люди не собираются "жить просто так".
И вот, вспоминая религиозные войны, хорошо бы понять, кто сейчас "католик" и кто "протестант".
2008, костер

Санкции

Попадание в санкционный список ректора БГМУ -- хороший знак.
А то вот эта смена профессионалов на "со всем согласных" стала просто сплошной.
И те, предыдущие -- не сказать что "змагары" (после 26 лет). Но какие-то приличия можно было соблюдать?
Нет! Никаких приличий!
Значит, персональные санкции.
И -- злорадство бессловесных и забитых медиков!
2010 май

Встреча выпускников мединститура через 30 лет

В прошедшую субботу мы с удовольствием опять увидели друг друга. Шел 62-й день моей неработы в больнице скорой помощи. Удивительное дело: никто не сказал мне, что я зарвался, что я наговорил черт те знает чего! -- Нет! Огромная поддержка!
Печалят вести с мест: все больше руководителей, которым все "по барабану". Качество оказания медицинской помощи перестало быть критерием работы. Главное: закрывать дыры хоть чем-то, хоть как-то... Членство в профсоюзе и сбор днег на макулатуру (госпечать) важнее профпригодности. Система давно отдавала предпочтение не профессиональным, а лояльным. Но сейчас это стало прямо-таки "иконой стиля".
Вообще такая "игра по понижение" удивляет. Зачем такое "чем хуже, тем лучше" власти, а не оппозиции -- неясно.
Между тем мы знаем, что на определенном этапе дистрофия становится необратимой.
Грустно наблюдать все это...
работа, 2006

Витебская БСМП

С моим увольнением из Витебской БСМП завершился 20-летний проект организации современной экстренной хирургической помощи, начатый моим отцом.
Теперь -- все. Не то чтобы экстренная хирургическая помощь в БСМП не будет оказываться, нет -- заметно просел уровень оказания этой помощи. Причем началось не с реанимации и не с моего увольнения -- началось с хирургии, с резкого падения качества. К столу были допущены жизнерадостные хирурги без рук, стыда и совести. И пошли необязательные смерти, которых раньше бы не было. Погибли молодые пациенты, что особенно бросается в глаза. Это особенно печально, сознавая, что могло быть иначе.
Отец мой умер 14 лет назад, но дело его жило. А потом перестало, почти вдруг... Обстоятельства последнего года переформатировали витебскую хирургию, и хирургию Витебской БСМП в частности.
Теперь идет переформатирование анестезиологии и реанимации...
Как было уже не будет. Останутся легенды((
работа, 2006

Новое руководство здравоохранения — новая хроника

Один медицинский менеджер подал мысль, что если врачам стационара закрывать ординаторские, чтобы они там не сидели, они больше внимания будут уделять пациентам.
Идея не нова и отражает определенное отношение к людям интеллектуального труда.
На самом деле этот подход хорошо если проходит с младшим персоналом, не работает уже в среде среднего медперсонала. Он совсем не работает даже на хозслужбах больниц: все эти электрики, столяры, сантехники как работают спустя рукава, так и работают, как пили на работе, так и пьют. Их выгоняют, других нет, их берут на работу назад, или берут на работу других таких же, которых выгнали с других мест…
Что касается врачей — заставить человека работать на совесть невозможно. заставить человека думать над проблемами других людей — невозможно. Воспитание, врачебная школа, общая культура — но не принуждение.
Беда с этими руководителями))

* * * * *

Вообще же я предлагаю судить об эффективности руководителей медучреждений по простому критерию: если в результате вашей деятельности умерло меньше пациентов — вы эффективный менеджер, если больше — наоборот.
работа, 2006

Вторая волна коронавируса: средневековый мор

Во второй волне коронавирусной пандемии моя БСМП (Витебская городская больница скорой медицинской помощи) стала головной в городе для приема этих пациентов. Теперь мне удалось увидеть пандемию не из второго окопа, как весной, а из первого.
В ноябре я дал интервью. Моих начальников особенно возмутила фраза: «Мы ко второй волне не готовились, важнее были автозаки». Мне пришлось оправдываться, а это заставило меня передумать эту мысль. И чем дальше, тем больше мне кажется, что эта фраза полностью описывает то что происходит сейчас в Беларуси во время второй волны пандемии.

* * * * *
Система здравоохранения под ударом второй волны развалилась полностью. Коронавирус победил, а генеральное сражение превратилось в отдельные арьергардные бои. При этом система об этом не знает, потеряла управление, а обилие приказов и отчетов этот хаос только усугубляет.
Все два месяца между окончанием первой волны и началом второй — они не были заняты подготовкой. Напротив, мы только и слышали, что «мы много потратили денег в первую волну за первый квартал, теперь нужно экономить»!
Вдумайтесь: мы (медработники!) потратили в ходе лечения первой волны пандемии утвержденный в мирное время на 2020 год (!) бюджет!

Теперь мы знаем, что эти сэкономленные средства ушли ОМОНу. Тогда эти высказывания вызывали, по меньшей мере, удивление.
За два летних месяца в преддверии второй волны у меня в БСМП не был проведен никакой аудит сил и средств. Не была проведена не то чтобы реконструкция и переоборудование, но даже проверка кислородной станции, проверка выжившего после первой волны оборудования (мониторов, дыхательных аппаратов и так не первой свежести — большинству более 15 лет).
Да что моя БСМП — все больницы города не готовились! Не был закончен многолетний ремонт 2-й городской больницы на Марковщине. В целом, не было предпринято никаких интеллектуальных усилий по осмыслению опыта первой волны. —

* * * * *
В борьбе с пандемией самое важное — правильная организация работы. Когда же дело доходит до перевода пациента в отделение реанимации — дальше все невесело. А когда мы вынуждены перевести пациента с коронавирусным поражением легких на ИВЛ — мы берем на себя слишком многое. Чаще всего отступать дальше бывает некуда.
Мы имитируем поведение в современной медицине 21 века, — но мы не в Германии и не в Италии.
Сначала осенью у нас исчезли закрытые аспирационные системы для дыхательных контуров. Потом пропали мочевые катетеры Фолея. И оказалось, что закупить их невозможно!
Возобновились перебои с низкомолекулярными гепаринами. Исчез целый класс защищенных бета-лактамных антибиотиков. Плюс постоянно ломающиеся белорусские реанимационные кровати. Плюс сбоящие мониторы. Плюс выходящие из строя по очереди «старички»-дыхательные аппараты.
И вишенка на торте — перебои с доставкой кислорода в палатах реанимации по 5 раз на дню.

При этом система управления ведет себя как в мирное время: санитаркам не дают подработки, и их не хватает; медсестры болеют — а других отправляют в отпуск «по закону мирного времени». У врачей тоже выявились «незаконные» переработки часов. — И кто будет работать? Пулеметчик не вышел в окоп, потому что у него «выработаны часы по совместительству»?

А что думает белорусский реаниматолог, который лечит пациента с тяжелой коронавирусной инфекцией, переводит его на искусственную вентиляцию легких и вообще ведет себя, как врач 21 века — а оказывается в условиях середины 20 века?
Современная интенсивная терапия у пациента с тяжелой коронавирусной инфекцией — это правильная организация работы, мотивированный и подготовленный персонал, бесперебойное снабжение необходимыми лекарственными средствами и расходными материалами, современное надежное оборудование, современные методы лечения, включая заместительную почечную терапию и экстракорпоральную мембранную оксигенацию «на потоке», а также современную реанимационную реабилитацию и еще много-много других жизненно важных элементов!
Не имея какого-то из этих элементов, мы профанируем современную реанимацию и занимаемся имитацией бурной деятельности с минимальным эффектом.

А еще я помню каждого уехавшего из моего отделения зарубеж врача — они уехали не только за «длинным рублем», а от «бесконечного дурдома». И каждый тот отъезд, каждый нами потерянный специалист — это потерянные теперь жизни…
«Других врачей у меня для вас нет!»
«Других лекарств у меня для вас нет!»
«Другой медицины у меня для вас нет!»

* * * * *
— Все чем может заниматься государственная система управления в Беларуси — это имитацией современной медицины с подгонкой результатов и последующей раздачей орденов и медалей.
А мы на местах — мы можем стараться спасти хотя бы еще одну жизнь…
работа, 2006

Хроника коронавируса-5. Политика

Как так получилось, что в РБ простое обсуждение сугубо медицинских проблем новой коронавирусной инфекции, от которой страдают все страны и все народы, от которой не спасаются ни отсталые в экономическом плане государства, ин передовые, — как так получилось, что обсуждение в РБ медицинских вопросов сразу приобретает политическую окраску?
Партия и правительство: «все под контролем!»
Оппозиция: «нет! Минздрав нам врет!..»
От этого бодания пошли такие искры, что профессионалы с трудом могут спрятать голову (как после взрыва мины). Где уж до обсуждения наших профессиональных вопросов!

Явно что-то сразу пошло не так!
Дело даже не в статистике, а в самом факте отрицания реальности, которую никто в мире не может контролировать.
Где и когда?.. Где та ключевая ошибка, после которой наша РБ пошла «своим путем» со «своей» статистикой? (После чего профессиональное медицинское сообщество РБ стало походить на клоунов.)

* * * * *

Отчего-то Верховный главнокомандующий сразу взял «нужный тон» в борьбе с коронавирусом и теперь не может отступить. Кому-то сразу все было ясно?
Отчего Главковерх сразу наговорил по поводу коронавируса черт те знает чего? Не он же это придумал!
Кто стоит у истоков клоунады?
Похоже, мы знаем этих людей. Именно они уже месяца два назад вертели дырочки на груди под ордена!
Именно тогда, когда ничего еще не началось!
И даже сейчас (три месяца за плечами) не все ясно!

В итоге вместо борьбы с мировой эпидемией мы стали создавать «параллельную реальность» по образу и подобию Северной Кореи. Те победили на чемпионате мира по футболу и слетали на Солнце — мы победили коронавирус, еще не начав с ним бороться!

«Параллельная реальность» всем хороша, кроме того, что она не реальность. А реальность — она другая. Коронавирусная инфекция — необычная. Она требует изучения и обсуждения.
А мы теперь не можем ни думать, ни обсуждать. Нам запретили обсуждать.
Выведение сугубо профессиональных вопросов в «паблик» убило профессиональное обсуждение насущных тем.
Все — политика!

* * * * *

Авторитаризм немыслим без фаворитизма.
А фаворит — всегда за пределами критики.
У «убийства» профессионального обсуждения насущных проблем — свои бенефициары.
Ничего не поделаешь.

«Отчего, Владимир, в медицине должно быть лучше, чем в стране?!.» (вопросу 15 лет, а он все еще насущен)
работа, 2006

Хроника коронавируса-4. День Победы

Как бы нам ни было тяжело и страшно, а день победы над коронавирусом не за горами.
Поэтому вопрос не в том, победим ли мы коронавирус или он — нас!
Мы победим, однозначно!
Вопрос, как и с 9 мая 1945 года, — какой ценой? Можно ли было обойтись меньшей кровью?

Победа над коронавирусом не за горами.
Генералы и маршалы повесят свои ордена и медали на грудь.
Сколько лишних потерь при этом было понесено?!. — Счет, конечно, идет не на миллионы и даже не на тысячи.
Но современная медицина мыслит единицами. И люди по поводу своих родственников и близких спрашивают лично.
Индивидуальность — едва ли не главное достояние цивилизации.

* * * * *

А вопрос по поводу «чрезмерных потерь вследствие коронавируса»: это вопрос, где мы теряли пациентов, которых можно было спасти?

А в остальном все хорошо.
Мы победим. Не в этом месяце, так в следующем.
Мы за ценой не постоим…