v_aprelev (v_aprelev) wrote,
v_aprelev
v_aprelev

Categories:

Хроника коронавируса-3

Смерть всегда трагедия, в любом возрасте, при любых обстоятельствах.
Это как был — и нету.
И ничего больше не важно. И никакие аргументы ничего больше не значат.
Хоть смерть медработника на посту, хоть смерть немедработника.

Эпидемия коронавирусной инфекции обнажила тему защиты медперсонала. Сейчас это — едва ли не самая важная тема при организации медпомощи пациентам с вирусными инфекциями! Но до всех ли это доходит? Защита медперсонала — это дополнительные материальные вложения. А у нас — наш белорусский медицинский менеджмент: кто раньше всех вылез с этой темой — тот паникер:(
Никто и не вылазил. И в первый бой медработники пошли с одной винтовкой на троих.

А потом в Витебске начал болеть медперсонал сразу нескольких больниц и городской станции скорой помощи.
Массово.
А теперь у меня в отделении реанимации умерла медсестра (41 год).

Это повод для паники — а паника в условиях боевых действий вредна. Для дела вредна.
А в обстоятельствах нужно разбираться.

* * * * *

Когда Президент РБ говорит, что медики сами виноваты в своих болезнях — это оскорбительно. Как они могут быть виновны, если их не снабдили должными средствами защиты? Эти средства защиты появились гораздо позже, чем сама болезнь. Их посейчас хватает только на «передовую», где уж думать о тыле?
Поэтому я не буду принимать слова Президента близко к сердцу, никак. Он для меня не авторитет.
Игнор!

Реальность же такова, что мы с коллегами шагнули в очаг инфекции 22 марта безо всяких средств защиты. Нам повезло. Многим не повезло.
Но уже тогда было ясно, что само разделение на «чистые» и «грязные» стационары в Витебске потеряло актуальность! И что опора на тест на COVID — порочна, потому что в одной семье муж и жена с одинаковыми симптомами по результатам теста поедут в разные стационары, причем с отрицательным тестом — в «чистый стационар», который потом станет очагом заразы!

А обстоятельства таковы, что погибла молодая женщина, медсестра. Погибла после 1,5 недель борьбы за ее жизнь.
Но она не была на передовой в борьбе в коронавирусом. Снаряд к ней прилетел в глубокий тыл: она работала в отделении микрохирургии глаза.
Это — принципиально важно в деле понимания, как происходит заражение и как «чистые» (формально) больницы, не подготовленные к массовому поступлению инфицированных пациентов, превращаются в новые очаги распространения инфекции!
Мой коллега из отделения реанимации заболел не на работе, а лечась в отделении урологии в той же больнице.
Значительная часть медперсонала этого отделения уже заражена. Некоторые болеют тяжело.

* * * * *

Похоже, в период эпидемии все медработники должны быть защищены. Пациенты должны разделяться не по критерию: тест положительный или отрицательный, — нет! а по симптомам ОРВИ!
Потому что медработники болеют тяжелее, особенно те кто на передовой (скорая помощь, работники поликлиники, отделения эндоскопии и реанимации). Фактор, который пока обсуждается недостаточно: это вирусная нагрузка при заражении и ее влияние на течение заболевания.
У медработника вирусная нагрузка больше, чем у пациента, заразившегося при случайном контакте в транспорте или магазине. Выше на порядок.
Мне кажется, это важно.

* * * * *

А информация сверху — она такая…
Конечно, люди волей-неволей льнут к новостным лентам: что там у ближних и дальних соседей?
Так люди льнули к сводкам новостей в годы Второй мировой войны, хотя взрослые люди наверняка понимали степень «искажения действительности», мягко говоря.
Но новости важны!
Кстати, о падении Минска 28 июня 1941 года Совинформбюро не сообщило.
Tags: Беларусь сегодня, Медицина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment